Игра престолов все книги по порядку аст

Игра престолов все книги по порядку аст

«Песнь Льда и Огня» — признанный шедевр жанра сериальной фэнтези последних десятилетий.

Имею некоторые впечатления в виде очень субъективно-ассоциативного анализа первой книги — «Игры Престолов».

Не в первый раз приступая к чтению толстых книг, следом за которыми следуют еще более толстые тома, хочется надеяться, что удовольствие от чтения будет сравнимо с тем, что уже было получено ранее от томов других заслуженных писателей-фантастов. Конечно же, сразу хочется сравнить «ПЛиО» с чем-то близким по объемам и масштабам.

Первая и, наверное, главная ассоциация возникла с первых же глав и не отпускала до конца — это «Дюна» Фрэнка Герберта. Здесь есть сходство в сюжетной канве, хитросплетениях интриг, даже отчасти в художественном стиле и форме. В феодальном, но здесь средневековом антураже честный и преданный долгу глава королевского дома Старков в силу политических интриг вынужден переехать с крайне холодного Севера на крайне теплый Юг с частью своего семейства и свитой. Характер Неда Старка практически полностью повторяет характер герцога Лито — главы Дома Атрейдисов, а характер его жены — Кейтилин — характер Джессики — спутницы герцога Лито. Девиз Старков «Зима близко» и наставления герцога Лито о «силе пустыне» в этом плане очень созвучны. Однако Лито кажется более удачливым и умным по сравнению с Недом. Также мы здесь следим за развитием событий с разных ракурсов и точек зрения различных характерных персонажей. Старшему наследнику Неда Старка — Роббу едва исполнилось 15 лет, — а он уже готов командовать войсками объединенных королевских домов подобно Полу Атрейдису. Но надо сказать, что у Ф.Герберта — Пол — сверхчеловек из пророчества. В романе «Игра престолов» в основном действуют совершенно обычные королевские дети, но действуют они, почему-то, часто совсем не по-детски.

Впрочем, есть и ощутимая разница, заключающаяся в количестве персонажей и их симпатиях — у Ф.Герберта в «Дюне» точки зрения разделены достаточно четко — с одной стороны мудрость и честь, с другой — хитрость и коварство. Обе стороны достаточно подробно освещены. В «Игре престолов» многочисленные ракурсы смещены на сторону множества условно положительных персонажей — детей, либо — потенциально честных персонажей, ставших жертвами обстоятельств, в силу чего действующих по эгоистичным побуждениям. Основные различия между ними — честь и коварство. Так, если в «Дюне» ощутимо присутствуют метафизическая, футурологическая, философская и многие другие составляющие, то в «Игре престолов» по законам жанра фэнтези выбранного Мартином все это отсутствует начисто. Суть «Игры престолов», по-видимому — борьба за власть ради власти со всех противостоящих сторон. Можно догадываться, что игра происходит при поддержке каких-то потусторонних сил — древних богов или мифических существ, но в данном романе это всего лишь фон, относящий роман к жанру фэнтези и отличающий его от псевдоисторической альтернативной истории. Наверняка покопавшись в истории средневековья можно найти немало аналогий описываемым событиям. Мотивы действий, кроме очевидной жажды власти и сохранения статус-кво многочисленными человеческими персонажами (что уж говорить о фэнтезийных лютоволках, драконах, людях леса, иных и древних богах), автором от нас скрыты. Остается предположить, что у них имеется главный мотив — стремление к выживанию в условиях игры.

Кроме всего прочего, персонажи Мартина совершенно не обеспокоены вопросами поиска смысла бытия и власти, не отягощены науками и знаниями и не сильны в изящных искусствах. Мы не видим логической цепочки их рассуждений, они много вспоминают и переживают, по крайней мере, писатель открывает нам в основном результаты их размышлений — диалоги и поступки. Весь же псевдоисторичекий феодально-средневековый фон выстраивается на основе ностальгических или мифологических воспоминаний о прошлом мира Семи Королевств. Кое-что из упоминаемых вскользь событий и явлений проявляется до конца романа, но все это воспринимается либо как фон, не оказывающий прямого влияния на текущие события (в контексте одной книги), либо как детальный пролог к грядущим событиям.

Можно ли сравнить игру престолов с «Хрониками Амбера»? Объем одного романа сравним с объемом пятикнижия о Корвине или Мерлине. Однако, стиль Мартина совершенно ничем не выделяется по сравнению с изощренной литературной игрой и авторским стилем Желязны. Мы наблюдаем профессиональное, слегка отстраненное описание жестоких событий никак не сшитых между собой яркими аллюзиями и метафорами, красочными описаниями, метафизическими отступлениями, остроумными мыслями и длительным остросюжетным приключенческим экшеном. Здесь не видно четкого авторского осознания границы между нравственно дозволенным для передачи читателю и лишним по соображениям чрезмерности. Если Желязны изящно и метко вскользь описывает ужасные вещи, не акцентируя на них внимания и используя их как элемент картины в воображении читателя, то Мартин холодно, но навязчиво заставляет пройти читателя через извращенные жестокость, насилие, в том числе сексуальное, не брезгуя даже восприятием их глазами детей. Неплохие содержательные диалоги и переживания вперемешку с воспоминаниями, редкие сцены поединков, рваные отрывки со следствиями произошедших интриг — вот и все что мы имеем. К сожалению, только один из наиболее привлекательных и противоречивых персонажей, не смотря на уродство — Тирион Ланнистер, циничностью, собственным кодексом чести и способностью сочувствовать даже условным врагам — чем-то напоминает принцев Амбера, к примеру, Рэндома. Масштабы происходящего в плане фантазии, увы, слишком замкнуты суровыми буднями темного средневековья, так что никакие потусторонние дела, кроме пророческих(?) снов и редких встреч с Иными из-за Стены, нам не грозят.

Не смотря на отсутствие традиционных для Толкиновской фэнтези эльфов и хоббитов, кое-что в «Игре Престолов» наводит на соответствующие ассоциации — это линия братства Ночного дозора — разношерстная компания мальчишек во главе с Джоном Сноу — простолюдинов-преступников и изгоев-лордов, сплоченных клятвой в борьбе с необъяснимым злом Севера, напоминает братство из хоббитов и людей, озадаченных несением кольца и преследуемых страшными всадниками. Опять же в сравнении с художественными достоинствами «Братства кольца» роман «Игра престолов» проигрывает.

Замечено, что когда некоторые писатели из около-ужасных жанров (например, Дэн Симмонс или Стивен Кинг) берутся за написание нетипичных для них эпопей в жанре фантастики и фэнтези, то уровень смакования насилия и жестокости у них заметно зашкаливает, с чем, надо сказать, более тонко обходились авторы периода «новой волны». Джордж Мартин также засветился в ряде околоужасных произведений отличающихся особой жестокостью. В «Играх престолов» в кошмарно-извращенной линии Дейенерис Таргатиен автор, похоже, нашел для себя небольшую отдушину. Тут вам и маньяк, и инцест, и дикая свирепость кочевых народов, и черная магия, и даже зомби. Необходима ли для сюжета такая подробная линия Дейенерис, лишь отдаленно пересекающаяся с основными событиями?

В итоге хочется высказаться больше о том, что не понравилось в «Игре престолов»:

1.Отсутствуют какие-либо художественные стилевые изыски. Стиль описаний однообразен и тверд.

2.Слишком длинная раскачка действия — на половину романа. Может не хватить терпения дочитать не то что до середины, но и просто страниц 100.

3.Несмотря на обилие разнообразных характерных персонажей, повествование ведется со стороны условно положительных или «серых» — являющихся заложниками обстоятельств, что несколько портит объективность. Представленные типажи в основном предсказуемы. Ожидал несколько другого.

4.Множество обычных королевских детей иногда ведут себя слишком изощренно/извращенно как в отношении политики и войны, так и в отношении секса и насилия.

5.Весь смысл фантастической «Игры Престолов» заключается собственно в самой игре престолов. Ради чего? Ради игры?

6.Акцент на сцены жестокости и насилия, а также некоторые необязательные подробности быта несколько великоват.

7.Огромное количество имен, фамилий, родословных, не очень ясно зачем упоминаемых и перечисляемых постоянно. Множество второстепенных героев, за которыми очень трудно уследить в памяти готовы появиться и погибнуть в любой момент — мелькают и исчезают, но непременно под какими-то причудливыми именами.



Источник: fantlab.ru


Добавить комментарий