Креатинин в моче концентрация

Креатинин в моче концентрация

При олигурической преренальной азотемии FENa+ < 1%, тогда как при олигурической форме ОПН > 3%. FENa+ от 1% до 3% может наблюдаться при неолигурической ОПН. Индекс почечной не­достаточности, представляющий собой частное от деления концентрации в моче на отношение креа­тинин мочи/креатинин плазмы, является наиболее чувствительным индексом в диагностике почечной недостаточности. Применение диуретиков повыша­ет экскрецию натрия с мочой, делая недостоверны­ми индексы, в расчете которых используется кон­центрация натрия в моче (как показатель каналь-цевой функции). При тех заболеваниях почек, которые обусловлены в основном поражением по­чечных сосудов или клубочков, функция канальцев может не нарушаться, и в этом случае индексы бу­дут такие же, как при преренальной азотемии. Из­мерение клиренса креатинина (глава 32) может ис­пользоваться для оценки остаточной скорости клу-бочковой фильтрации.

Этиология ОПН

Причины ОПН перечислены в таблице 50-11. В половине случаев ОПН развивается после тяже­лой травмы или обширных операций; чаще всего она обусловлена ишемией или токсическим пора­жением. ОПН, вызванную ишемией или токсиче­ским поражением, часто называют острым каналь-цевым некрозом. Это не вполне корректно, по­скольку некоторые заболевания почек (например, гломерулонефрит и интерстициальный нефрит) могут вызывать почечную недостаточность без некроза канальцев. Более того, при ишемической и нефротоксической почечной недостаточности в ходе патоморфологического исследования почек часто не удавалось обнаружить острого канальце-вого некроза. Наиболее распространенные экзоген­ные нефротоксины включают аминогликозиды, ам-фотерицин В, рентгеноконтрастные препараты, циклоспорин и цисплатин. Амфотерицин В, рентге­ноконтрастные препараты и циклоспорин вызыва­ют также спазм внутрипочечных сосудов. Мощным нефротоксическим действием обладают гемогло­бин и миоглобин, высвобождающиеся при внутри-сосудистом гемолизе и рабдомиолизе соответст­венно. У некоторых больных важную роль в генезе ОПН могут играть ингибиторы циклооксигеназы, особенно НПВС. НПВС ингибируют синтез про-стагландинов в почках, что угнетает опосредован­ную простагландинами вазодилатацию почечных сосудов, оставляя некомпенсированной почечную вазоконстрикцию. Другие факторы риска ОПН: исходное повреждение почек, пожилой возраст, распространенный атеросклероз, сахарный диа­бет, дегидратация.

Патогенез ОПН

Почки чувствительны к повреждающим воздей­ствиям, потому что характеризуются очень высо­ким метаболизмом и способностью концентриро­вать потенциально токсические вещества. Патоге­нез ОПН сложен, он включает в себя как сосудистый, так и канальцевый компоненты. Уменьшение СКФ может быть обусловлено спаз­мом афферентных артериол, снижением проницае­мости клубочков, прямым повреждением эпители­альных клеток, а также окклюзией просвета каналь-

ТАБЛИЦА 50-11. Причины ОПН

Ишемия почек

Артериальная гипотония

Гиповолемия

Снижение сердечного выброса

Токсическое поражение почек

Эндогенные пигменты

Гемоглобин (гемолиз)

Миоглобин (рабдомиолиз, синдром длительного сдавления, ожоги)

Билирубин (?)

Рентгеноконтрастные средства

Лекарственные препараты

Антибиотики (аминогликозиды, амфотерицин В)

Нестероидные противовоспалительные средства

Противоопухолевые средства (цисплатин, метотрексат)

Отложения кристаллов в канальцах

Ураты Оксалаты Сульфаниламиды

Соли тяжелых металлов

Органические растворители

Белок Бенс-Джонса (аномальный белок при миеломной болезни)

Заболевания почек

Заболевания почечных сосудов Заболевания клубочков Васкулиты Артериальная гипертония Тромбоэмболия Заболевания артерий Заболевания вен Интерстициальный нефрит

цев детритом или отеком (глава 31). Утечка профильтровавшихся веществ через поврежденные участки почечных канальцев может способствовать реабсорбции креатинина, мочевины и других азоти­стых продуктов метаболизма.

Во многих случаях пусковым механизмом ОПН является ишемия или гипоксия почки. Дисбаланс между синтезом и потребностью в АТФ в эпители­альных клетках приводит к нарушению транспорта ионов, набуханию клетки, нарушению обмена фосфолипидов и накоплению кальция в клетках. В пе­риод реперфузии и реоксигенации генерируются свободные радикалы, которые тоже вызывают по­вреждения клеток.

Олигурическая и неолигурическая ОПН

ОПН часто подразделяют на олигурическую (диу­рез < 400 мл/сут), анурическую (диурез < 100 мл/сут) и неолигурическую (диурез > 400 мл/сут). Неолигу­рическая форма встречается почти в 50% случаев ОПН. При неолигурической форме ОПН концен­трация натрия в моче обычно ниже, чем при олигу-рической. Кроме того, при неолигурической форме значительно реже встречаются осложнения и короче длительность госпитализации. При неолигурической форме ОПН повреждение почек выражено слабее. Иногда олигурическую форму ОПН удается перевес­ти в неолигурическую с помощью маннитола, фуросе-мида или «почечных» доз дофамина (1-3 мкг/кг/мин). Маннитол также уменьшает набухание клеток и противодействует эффектам свободных радика­лов. Кроме того, реакция на диуретики помогает выявить менее выраженное повреждение почек.

Лечение ОПН

Течение ОПН описано в главе 32. Лечение в ос­новном симптоматическое. Для поддержания диу­реза при неолигурической ОПН применяют диуре­тики и низкие дозы дофамина. При почечной недос­таточности, обусловленной гломерулонефритом или васкулитом, могут оказаться эффективными кортикостероиды. Лечение при олигурической и анурической форме ОПН, когда диуретики не приводят к увеличению диуреза, заключается в ог­раничении потребления воды, натрия, калия и бел­ка. Ежедневное взвешивание помогает проводить инфузионную терапию. Потребление воды в сутки должно составлять объем суточной мочи плюс 500 мл. Потребление калия и натрия ограничивают до 1 мэкв/кг/сут, а белка — до 0,7 г/кг/сут (следует использовать биологически высокоценные белки). Гипонатриемию лечат ограничением потребления воды. Для коррекции гиперкалиемии используют ионнообменные смолы (натрия полистирен), глю-козо-инсулиновую смесь, глюконат кальция и би­карбонат натрия. Бикарбонат натрия требуется для коррекции метаболического ацидоза, когда концен­трация бикарбоната в сыворотке составляет менее 15 мэкв/л. При гиперфосфатемии ограничивают содержание фосфата в пище и назначают фосфат -связывающие антациды (гидроксид алюминия). Дозы лекарственных препаратов, выделяемых через почки, для профилактики кумуляции следует снизить в зависимости от расчетной СКФ или измерен­ного клиренса креатинина.

Для лечения и профилактики уремических ос­ложнений применяют диализ (таблица 32-4). Для этого двухпросветным катетером катетеризируют внутреннюю яремную, подключичную или бедрен­ную вену. ОПН сопряжена с высокой частотой ос­ложнений и летальностью, что делает целесообраз­ным раннее применение диализа, хотя четких дан­ных в пользу этого пока не получено. Диализ не ускоряет выздоровление, но может усугубить по­вреждение почек, если в результате процедуры сни­зится АД или будет удален чрезмерно большой объ­ем жидкости. Наиболее частой причиной смерти является сепсис. Хотя эффективность перитоне-алъного диализа и гемодиализа одинакова, гемодиа-лиз быстрее устраняет нарушения и показан при выраженном катаболизмом и тяжелых нарушени­ях. Кроме того, сопряженные с постоянным перито-неальным диализом иммобилизация и высокое стояние куполов диафрагмы предрасполагают к ос­ложнениям со стороны органов дыхания.

Другой альтернативой стандартному периоди­ческому гемодиализу является непрерывная арте-риовенозная гемофильтрация. Непрерывная арте-риовенозная гемофильтрация особенно эффектив­на для коррекции гипергидратации, а также при нестабильной гемодинамике (больные в критиче­ском состоянии переносят ее лучше, чем гемодиа-лиз). При непрерывной артериовенозной гемо-фильтрации вода и растворенные в ней низкомоле­кулярные вещества непрерывно удаляются по мере тока крови (100-300 мл/мин) под артериальным давлением через полупроницаемую мембрану. При непрерывной артериовенозной ультрагемофильт-рации используется принцип противоточного ум­ножения диализирующего раствора, что позволяет увеличить клиренс мочевины и других уремиче­ских токсинов, в результате эффективность метода практически такая же, как у стандартного гемодиализа.

Сепсис и септический шок

Системную воспалительную реакцию организ­ма на инфекцию называют сепсисом. Системная воспалительная реакция может быть обусловлена не только тяжелыми инфекциями, но и некоторыми неинфекционными заболеваниями (рис. 50-4). Бо­лее того, системная воспалительная реакция не обязательно сопровождается бактериемией. Тер­мин синдром системной воспалительной реакции (CCBP) был предложен на Согласительной конфе­ренции American College of Chest Physicians и So­ciety of Critical Care Medicine (табл. 50-12). Если CCBP сопровождается дисфункцией органов или генерализованной гипоперфузией, говорят о тяже­лом сепсисе. Термин синдром полиорганной недос­таточности (СПОН) означает сопряженную с сеп­сисом прогрессирующую дисфункцию двух и более органов.

Рис. 50-4. Взаимоотношение между инфекцией, сепсисом и синдромом системной воспалительной реакции (CCBP). (Воспроизведено из American College of Chest Physicians/Society of Crirical Care Medicine Consensus Conference: Definitions for sepsis and organ failure and guidelines for the use of innovative therapies in sepsis, Critical Care Medicine 1992, 20: 864.)

ТАБЛИЦА 50-12. Диагностические критерии син­дрома системной воспалительной реакции (CCBP)

Температура тела больше 38оC или меньше 36оC

Тахикардия: ЧСС >90 уд/мин

Тахипноэ > 20 дыханий/мин или гипокапния < 32 мм рт. ст.

Лейкоцитоз > 12 000/мм3, или лейкопения < 4000/мм3, или > 10% незрелых форм лейкоцитов

Патологическая физиология

Умеренная системная воспалительная реакция может оказывать благоприятное действие. Напро­тив, выраженная или продолжительная системная воспалительная реакция (например, обусловлен­ная тяжелой инфекцией) является очень неблаго­приятной и может привести к полиорганной недос­таточности. В большинстве случаев (но не всегда) сопряженный с инфекцией CCBP обусловлен гра-мотрицательными микроорганизмами. Эти микро­организмы вырабатывают токсины, либо высвобо­ждают вещества, запускающие системную воспали­тельную реакцию. Чаще всего реакция запускается липополисахаридами (эндотоксином), выделяе­мыми грамотрицательными бактериями. В ответ на это активируются макрофаги/моноциты, нейтро-филы, лимфоциты, тромбоциты, эндотелиальные клетки. Может нарушаться функция практически любого органа.

Центральным механизмом запуска CCBP явля­ется аномальная секреция цитокинов. Эти пептиды и гликопротеины представляют собой межклеточ­ные медиаторы, в норме регулирующие многие био­логические процессы, включая местные и систем­ные иммунные реакции, воспаление, заживление ран и гемопоэз. К наиболее важным цитокинам, вы­свобождаемым при CCBP, относят фактор некроза опухолей (ФНО) и интерлейкин-1 (IL-I). Под дей­ствием инициаторов воспалительной реакции мак­рофаги синтезируют и высвобождают ФНО. В таб­лице 50-13 представлен перечень наиболее важных эффектов ФНО; сходной активностью обладает и IL-1. ФНО и IL-1 стимулируют свою собственную секрецию и способствуют образованию других цито­кинов (IL-6, IL-8 и γ -интерферон). Возникающая воспалительная реакция приводит к высвобожде­нию потенциально вредных фосфолипидов, вовле­чению нейтрофилов, активации комплемента, кини-нов и свертывания крови.

ТАБЛИЦА 50-13. Влияние фактора некроза опухо­лей (ФНО) на организм

Органы и ткани

Эффект

Головной мозг

Лихорадка Анорексия Сонливость Повышение секреции АКТГ

Легкие

Увеличение проницаемости ка­пилляров

Нарушения вентиляцион-но-перфузионных отношений

РДСВ

Сердце

Угнетение сократительной спо­собности

Эндотелий сосудов

Вазодилатация (вследствие по­вышенного образования NO)

Увеличение проницаемости ка­пилляров

Усиление прокоагулянтной ак­тивности

Печень

Высвобождение белков острой фазы воспаления

Костная ткань

Резорбция

Жировая ткань

Повышение интенсивности ли-полиза

Костный мозг

Угнетение эритропоэза

Лимфоциты

Пролиферация

Повышение выработки имму-ноглобулинов

Повышение выработки цитоки-

HOB

Макрофаги и мо­ноциты

Хемотаксис

Активация цитотоксического действия

Образование простагландинов Повышение выработки цитокинов

Нейтрофилы

Повышение выработки цитокинов

Активация

Повышение уровня фосфолипазы A2 способству­ет превращению арахидоновой кислоты в различные провоспалительные фосфолипиды. Циклооксигена-за трансформирует арахидоновую кислоту в тром-боксан и простагландины, липоксигеназа — в лейкот-риены. Повышение активности фосфолипазы A2 и ацетилтрансферазы приводит к образованию другого мощного провоспалительного соединения — фактору активации тромбоцитов (ФАТ). Вовлечение и активация нейтрофилов приводит к высвобожде­нию ряда протеаз и свободно-радикальных соедине­ний, что вызывает повреждение эндотелия сосудов. Кроме того, под действием ФНО и IL-1 в клетках об­разуется аномально большое количество NO. В акти­вированных моноцитах повышена экспрессия ткане­вого фактора, что активирует внутренний и внешний механизм свертывания.

Инфекция в отделении интенсивной терапии

Инфекционные осложнения являются ведущей причиной смерти в отделениях интенсивной тера­пии. Тяжелые инфекции могут быть привнесены извне (внебольничные) или возникнуть уже после госпитализации (больничные). Термин «нозокоми-альная инфекция» употребляется для описания больничной инфекции, возникшей не ранее чем через 48 ч после госпитализации. Частота нозоко-миальных инфекций в отделениях интенсивной те­рапии составляет 10-50%. Часто инфекции обуслов­лены штаммами бактерий, резистентных к распро­страненным антибиотикам. Иммунитет больного влияет не только на течение инфекции, но и на ее этиологию. Микроорганизмы, которые при нор­мальном иммунитете не вызывают тяжелых инфек­ций, при иммунодефиците могут, напротив, послу­жить причиной опасных для жизни инфекций (табл. 50-14).

У больных в критическом состоянии часто нару­шаются защитные механизмы: возникают аномалии хемотаксиса и фагоцитоза, изменяется соотношение Т-хелперы/Т-супрессоры, повреждается гумораль­ный иммунитет. Факторы риска нозокомиальных ин­фекций: преклонный возраст (> 70 лет); лечение кор-тикостероидами; лечение противоопухолевыми хи-миопрепаратами; длительное применение инвазив-ных приборов и приспособлений, нарушающих цело­стность кожи и слизистых; дыхательная недоста­точность; почечная недостаточность; ЧМТ; ожоги. Летальность значительно увеличивается при ожо­гах площадью более 40% поверхности тела. Мест­ное применение антибиотиков (мафенид натрия, сульфадиазин серебра и нистатин) замедляет раз­витие раневой инфекции, но не предупреждает ее. Ранняя некрэктомия с последующей транспланта­цией кожи и закрытием раневого дефекта устраня­ет иммунологические нарушения и снижает риск инфекции.

Большинство нозокомиальных инфекций обу­словлено эндогенной бактериальной флорой. Более

ТАБЛИЦА 50-14. Патологические состояния, со­пряженные с иммунодефицитом

Врожденные

Нарушения фагоцитоза

Нарушения гуморального иммунитета (сопряженные с В-лимфоцитами)

Нарушения клеточного иммунитета (сопряженные с Т-лимфоцитами)

Нарушения системы комплемента Сочетанные изменения

Приобретенные

Нейтропения Спленэктомия

Синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД)

Трансплантация костного мозга Лечение иммунодепрессантами При пересадке органов При аутоиммунных нарушениях Лечение цитостатиками Лечение кортикостероидами Лучевая терапия Злокачественные новообразования Множественная миелома Лейкоз Лимфома Многократные гемотрансфузии

того, большинство больных в критическом состоя­нии колонизировано резистентными штаммами бактерий. Наиболее распространенные источники инфекции перечислены в табл. 50-15. Чаще всего по­ражаются мочевыводящие пути (35-40% от всех случаев нозокомиальной инфекции). Инфекции мо-чевыводящих путей обусловлены в основном гра-мотрицательной флорой; факторы риска — установ­ленный мочевой катетер, обструкция мочевыводя-щих путей. Второй по частоте является раневая инфекция (25-30%), затем идут пневмонии (20-25%), после них — инфекции, сопряженные с внутрисосудистыми катетерами (5-10%).

ТАБЛИЦА 50-15. Наиболее распространенные ис­точники инфекции у больных, находящихся в крити­ческом состоянии

Мочевыводящие пути

Дыхательные пути

Легкие

Придаточные пазухи носа

ЖКТ

Раны

Внутрисосудистые катетеры

Нозокомиальные пневмонии обычно обуслов­лены грамотрицательными микроорганизмами и являются первой по частоте причиной смерти во многих отделениях интенсивной терапии. Обычно они обусловлены ретроградной колонизацией верхних дыхательных путей из ЖКТ вследствие аспирации. Замена Н2-блокаторов и антацидов (применяемых для профилактики эрозий и язв желудка) сукральфатом снижает риск колонизации верх­них дыхательных путей грамотрицательными микроорганизмами. Сохранение нормальной кислот­ности желудка подавляет чрезмерный рост грамот-рицателъных микроорганизмов в желудке и их мигра­цию в ротоглотку. Интубация трахеи не обеспечи­вает должной защиты, потому что больные часто ас-пирируют содержащее бактерии содержимое же­лудка, несмотря на адекватно функционирующую манжетку эндотрахеальной трубки. Источником инфекции могут быть также распылители ингаля­ционных растворов (небулайзеры) и увлажнители. Селективная деконтаминация кишечника с помо­щью неабсорбирующихся антибиотиков может сни­зить риск инфекции. Профилактическое примене­ние смесей неабсорбирующихся антибиотиков в форме аэрозоля снижает риск колонизации верх­них дыхательных путей и нозокомиальной пневмо­нии.

Раны часто являются причиной сепсиса после операций и травм; ограниченное профилактиче­ское применение антибиотиков у некоторых групп больных снижает риск послеоперационной инфек­ции. Хотя абдоминальные инфекции (прободная язва желудка, дивертикулит, аппендицит и беска­менный холецистит) чаще возникают после опера­ций, они могут развиваться и у находящихся в кри­тическом состоянии нехирургических больных. Инфекции, сопряженные с внутрисосудистыми ка­тетерами, чаще всего обусловлены Staphylococcus epidermidis, Staphylococcus aureus, Streptococci, Can­dida spp. и грамотрицательными бактериями. При назотрахеалъной интубации источником сепсиса может быть бактериальный синусит. Синусит сле­дует заподозрить при появлении гнойных выделе­ний из носа. Диагноз подтверждают рентгеногра­фией околоносовых пазух и посевом выделений.

Септический шок

В соответствии с определением согласительной конференции American College of Chest Physicians и Society of Critical Care Medicine, септический шок — это сепсис, сопровождающийся артериаль­ной гипотонией (АДсист < 90мм.рт.ст.) и симптома­ми гипоперфузии, несмотря на адекватную инфузи-онную терапию. Септический шок характеризуется неадекватной перфузией органов и тканей, а также генерализованной дисфункцией клеток. В отличие от других видов шока (гиповолемического, кардио-генного, нейрогенного и анафилактического), при септическом шоке дисфункция клеток не всегда обусловлена гипоперфузией. Гипоперфузия и дис­функция клеток обусловлены неуправляемой и аг­рессивной инфекцией.

Патологическая физиология

Тяжелый или продолжительный CCBP может привести к септическому шоку. В большинстве случаев причиной септического шока являются гра-мотрицательные микроорганизмы из мочеполовой системы и ЖКТ. Часто (но не всегда) выявляют бактериемию. Повышенное содержание ФНО и IL-I вызывает генерализованную вазодилатацию и увели­чивает проницаемость капилляров (табл. 50-13). Причиной вазодилатации может быть повышенный уровень NO. Артериальная гипотония может быть обусловлена и гиповолемией, вызванной утечкой жидкости вследствие диффузного увеличения про­ницаемости капилляров. Может снижаться сократи­тельная способность миокарда. Активация тромбо­цитов и факторов свертывания способствует обра­зованию агрегатов фибрина и тромбоцитов, что еще больше нарушает тканевой кровоток. Гипоксемия, обусловленная РДСВ, усугубляет гипоксию тка­ней. Высвобождение вазоактивных веществ и обра­зование микротромбов в сосудах легких приводит к увеличению ЛСС.

На клеточном уровне имеется дефект потребле­ния кислорода и энергетических субстратов в тка­нях. В норме при достижении критической величи­ны доставки кислорода (около 400 мл/мин) потреб­ление кислорода уже не зависит от его доставки. Напротив, при септическом шоке потребление ки­слорода зависит от доставки даже при очень высо­ком уровне последней.

Гемодинамические варианты: часто выделяют гипердинамический и гиподинамический вариант септического шока. В действительности оба вари­анта представляют один и тот же процесс, проявле­ния которого зависят от исходного состояния сер­дечной функции и ОЦК. Во всех случаях септического шока имеется относительная гиповолемия, обусловленная системной венодилатацией и транссудацией жидкости в ткани.

Гипердинамический септический шок характе­ризуется нормальным или увеличенным сердеч­ным выбросом и выраженной вазодилатацией (низ­ким ОПСС). Даже при гипердинамии сократимость миокарда часто бывает снижена, что может быть обу­словлено повышением уровня ФНО и IL-1. Если нет гипоксемии, то SvО2 высоко, что отражает высокий сердечный выброс и нарушение утилизации кислоро­да в тканях.

Гиподинамический септический шок характе­ризуется сниженным сердечным выбросом и низ­ким или нормальным ОПСС. Этот вариант обычно развивается при выраженной гиповолемии или со­путствующих заболеваниях сердца. Отличитель­ной чертой является сниженная сократимость миокарда. SvO2 может быть снижено. Нередко от­мечается выраженная легочная гипертензия. По­вышение ЛСС приводит к увеличению разницы между диастолическим давлением в легочной ар­терии и ДЗЛА; чем больше разница, тем выше ле­тальность. Повышение ЛСС вызывает дисфунк­цию ПЖ.

Клинические проявления

Проявления септического шока в первую оче­редь зависят не от вида вызвавшего его микроорга­низма, а от реакции организма больного. Классиче­ски септический шок проявляется внезапным озно­бом, лихорадкой, тошнотой (часто и рвотой), психическими расстройствами, тахипноэ, артери­альной гипотонией и тахикардией. При гипердина­мии кожа краснеет, возникает ощущение жара во всем теле. При гиподинамии кожа бледная, конеч­ности холодные и часто цианотичные; чтобы при этом заподозрить септический шок, требуется вы­сокая клиническая настороженность. У пожилых, ослабленных и детей младшего возраста клиниче­ская картина менее четкая (например, может выяв­ляться гипотермия), и поэтому диагноз септическо­го шока у них затруднен.

Типичен лейкоцитоз со сдвигом влево и появле­нием незрелых форм лейкоцитов. При прогресси­рующем сепсисе может выявляться лейкопения, являющаяся неблагоприятным признаком. Про­грессирующий метаболический ацидоз (обычно лактат-ацидоз) отчасти компенсирован сопутст­вующим респираторным алкалозом. Повышение уровня лактата отражает как его повышенное обра­зование (вследствие гипоперфузии тканей, так и сниженную утилизацию печенью и почками. РДСВ может проявиться гипоксемией. Олигурия чаще всего обусловлена сочетанием гиповолемии и артериальной гипотонии, но может прогрессиро­вать до ОПН. Повышение уровня аминотрансфераз и билирубина объясняется дисфункцией печени. Часто развивается резистентность к инсулину, при­водящая к гипергликемии. Часто возникает тромбо-цитопения, которая может быть ранним признаком сепсиса. Часто отмечаются лабораторные признаки ДВС-синдрома, которые, впрочем, редко сопровож­даются геморрагическим синдромом. Если все же ге­моррагический синдром появляется, то его можно устранить только при успешном лечении сепсиса. Ха­рактерны изъязвления слизистой желудка. Ведущими причинами смерти являются дыхательная и по­чечная недостаточность.

При нейтропении (абсолютное количество ней-трофилов в крови < 500/мм3) могут появиться ма-кулопапулезные высыпания, которые затем изъяв­ляются и некротизируются (гангренозная эктима). Эта сыпь чаще всего сопряжена с септицемией, вы­званной Pseudomonas spp, но может быть обуслов­лена и другими микроорганизмами. При нейтропе­нии очень быстро развиваются параректальные абсцессы; часто они протекают со скудной симпто­матикой: единственной жалобой может быть боль в параректальной области.

Лечение

Септический шок является неотложным состоя­нием, требующим немедленного и интенсивного ле­чения. Стратегия лечения: (1) контроль и устране­ние инфекции с помощью антибактериальной тера­пии, дренирования абсцессов, некрэктомии и удаления инфицированных инородных тел; (2) поддержание адекватной перфузии тканей путем пе­реливания инфузионных растворов и введения ино-тропных препаратов; (3) лечение осложнений — РДСВ, почечной недостаточности, кровотечений из ЖКТ и ДВС-синдрома.

Антибактериальную терапию следует начать до установки микробиологического диагноза, но по­сле взятия на посев необходимых сред (обычно кро­ви, мочи, с поверхности раны и мокроты). Эмпири­ческую антибактериальную терапию обычно про­водят сочетанием двух и более антибиотиков. В большинстве случаев адекватны следующие ком­бинации: пенициллин с ингибитором β-лактамаз и аминогликозид; цефалоспорин 3-го поколения и аминогликозид (таблица 50-16). Может возник­нуть необходимость в дополнительных исследова­ниях: плевральной пункции, парацентезе, люм-бальной пункции или KT. Необходимо как можно скорее провести хирургическую обработку раны и дренировать абсцессы.

ТАБЛИЦА 50-16. Антибактериальная терапия септического шока

Локализация инфекции

Антибактериальная терапия

Источник неизвестен1

Цефалоспорин 3-го поколения2

И

Аминогликозид3,4

Или

Карбапенем

Или

Тикарциллин/клавуленовая кислота

Нейтропения1

Цефтазидим

И

Аминогликозид3

Или

Пенициллин с антисинегнойной активностью5

Или

Тикарциллин/клавуленовая кислота

Или

Карбапенем

Инфекции брюшной по-

лости и органов таза

Клиндамицин

И

Аминогликозид3,4

Или

Метронидазол

Или

Тикарциллин/ клавуленовая кислота

Или

Ампицилин/сульбактам

Или

Пиперациллин/тазобактам

Или

Карбапенем

Или

Цефокситин

1 Следует добавить ванкомицин (15 мг/кг каждые 12ч), если есть основания подозревать (1) сепсис, сопряженный с внут-рисосудистым катетером; (2) инфекцию, обусловленную S. Aureus, резистентным к метициллину.

2 Рекомендованные цефалоспорины 3-го поколения:

цефотаксим, 2-3 г каждые 6 ч

цефтизоксим, 2-4 г каждые 8 ч

цефтриаксон, 1 -2 г каждые 12ч. 3Аминогликозиды:

гентамицин, 2 мг/кг каждые 8ч

тобрамицин, 2 мг/кг каждые 8 ч

амикацин, 10 мг/кг, затем 7,5 мг/кг каждые 12 ч.

4 Некоторые врачи не применяют при выраженной дисфункции почек

5 Пенициллины с антисинегнойной активностью: тикарциллин, 3 г каждые 8ч пиперциллин, 3 г каждые 6 ч мезлоциллин, 3 г каждые 4 ч.

При иммунодефиците эмпирическую антибак­териальную терапию назначают на основании ин­формации о наиболее распространенных микроор­ганизмах, являющихся причиной инфекции у этих больных (табл. 50-17). Если инфекция может быть сопряжена с внутрисосудистым катетером, то допол­нительно следует назначить ванкомицин. При подоз­рении на параректальный абсцесс у больных с ней-тропенией показан клиндамицин или метронидазол.

Амфотерицин В или флюконазол назначают при по­дозрении на грибковую инфекцию, а также если при иммунодефиците лихорадка не разрешается в тече­ние 96 ч после назначения антибиотиков. Для уменьшения продолжительности нейтропении на­значают фактор роста колоний гранулоцитов или фактор роста колоний макрофагов и гранулоцитов; при резистентной бактериемии, обусловленной грамотрицательными бактериями, иногда прово-

ТАБЛИЦА 50-17. Наиболее распространенные микроорганизмы, являющиеся причиной инфекции при иммунодефиците

Вид иммунодефицита

Микроорганизмы

Лекарственные препараты

Нарушение целостно-

сти кожи

Бактерии

Пенициллиназо-устойчивый

Staphylococci

пенициллин1 или ванкомицин

Streptococci

Пенициллин G

Нарушения фагоцитоза

Бактерии

Streptococcus pneumoniae

Пенициллин G

Haemophilus influenzae

Цефотаксим

Neisseria meningitidis

Пенициллин G

Нейтропения

Грамотрицательные бактерии

Pseudomonas

Различные препараты2

Кишечная группа

Escherichia соli

Цефотаксим

Klebsiella

Цефотаксим

Enterobacter

Карбапенем

Serratia

Цефотаксим

Citrobacter

Карбапенем

Proteus

Цефотаксим

Acinetobacter

Карбапенем

Bacteroides

Клиндамицин

Грамположительные бактерии

Streptococci

Пенициллин G

Staphylococci

Пенициллиназо-устойчивый

пенициллин1 или ванкомицин

Clostridia

Пенициллин G

Peptostreptococci

Пенициллин G

Corynebacteria (Diphteroids)

Эритромицин

Грибки

Candida spp

Амфотерицин В

Aspergillus spp

Амфотерицин В

Нарушения клеточного

иммунитета

Бактерии

Mycobacterium tuberculosis

Сочетание 4-х препаратов3

Legionella pneumophilia

Эритромицин

Mycoplasma pneumoniae

Эритромицин

Nocardia

ТМП-СМК4

Listeria

Ампициллин или ТМП-СМК4

Salmonella spp

Цефотаксим или ципрофлокса-

цин

Грибки

Candida species

Амфотерицин В

Aspergillus species

Амфотерицин В

Cryptococcus

Амфотерицин В

Histoplasma

Амфотерицин В

Coccidoides

Амфотерицин В

Вирусы

Cytomegalovirus

Ганцикловир

Varicella zoster

Ацикловир

Herpes Simplex

Ацикловир

Паразиты

Pneumocystis carinii

ТМП-СМК4,5

Toxaplasma gondii@

Пиритамин + Сульфадиазин6

Нарушения гумораль­ного иммунитета

Бактерии Staphyllococci

Streptococcus pneumoniae Haemophilias influenzae Neisseria species

Пенициллиназо-устойчивый пенициллин1 или ванкомицин Пенициллин G Цефотаксим Пенициллин G

Нарушения системы комплемента

Бактерии Streptococcus pneumoniae Haemophillus influenzae N meningitidic Кишечная группа

Пенициллин G Цефотаксим Пенициллин G Различные (см. выше)

1 Пенициллиназо-устойчивые пенициллины: метициллин, нафциллин, оксациллин, а также сочетание пенициллина с инги­битором β-лактамазы

2 Цефалоспорин 3-го поколения или пенициллин с антисинегнойной активностью плюс аминогликозид (таблица 50-16). При инфекции мочевыводящих путей можно проводить монотерапию ципрофлоксацином.

3 Изониазид, рифампин, пиринамид и этамбутол.

4 Триметоприм-сульфаметоксазол.

5 Альтернирующая терапия: дапсон и триметоприм, или клиндамицин и примаквин

6 Сульфадиазин можно заменить на клиндамицин.

дят трансфузию гранулоцитов. Диффузные интер-стициальные инфильтраты в легких, выявленные при рентгенографии грудной клетки, могут быть обусловлены атипичными бактериями, паразитами или вирусами; в таких случаях многие врачи начина­ют эмпирическую терапию триметопримом/суль-фаметоксазолом и эритромицином. Узелковые ин­фильтраты в легких являются признаками грибко­вой пневмонии, которую лечат амфотерицином В. Если сепсис развивается более чем через месяц по­сле трансплантации костного мозга или солидного органа, то показана противовирусная терапия.

Для поддержания адекватной оксигенации и пер-фузии тканей применяют кислородотерапию, пере­ливают инфузионные растворы и эритроцитарную массу (уровень гемоглобина должен быть не менее 80-90 г/л), вводят инотропные препараты. При сеп­тическом шоке отмечается выраженное перемеще­ние жидкости в «третье пространство». Если пере­ливание инфузионных растворов не позволяет бы­стро восстановить адекватную перфузию, то показаны инотропные препараты. Коллоиды позво­ляют восстановить ОЦК значительно быстрее и эф­фективнее, чем кристаллоиды. К инотропным пре­паратам прибегают в том случае, если с помощью переливания 1-3 л растворов кристаллоидов не удается устранить артериальную гипотонию. Что­бы доставка кислорода была оптимальной, гематок­рит должен быть не ниже 30%. Катетеризация ле­гочной артерии облегчает лечение септического шока, поскольку катетер Свана-Ганца позволяет измерить ДЗЛА и сердечный выброс.

Большинство врачей в качестве инотропного препарата применяют дофамин, тогда как другие предпочитают добутамин, поскольку последний более эффективно увеличивает сердечный выброс и доставку кислорода (табл. 50-18). В ряде исследований показано, что повышение дос­тавки кислорода уменьшает летальность. В отсутст­вие эффекта от дофамина и добутамина препаратом выбора для повышения сердечного выброса и АД является адреналин (2-18 мкг/мин). При рези-стентной артериальной гипотонии часто развивает­ся тяжелый ацидоз (рН < 7,20), снижающий эффек­тивность инотропных препаратов; для его коррек­ции применяют бикарбонат натрия. При олигурии даже в отсутствие артериальной гипотонии для поддержания адекватного диуреза и профилактики почечной недостаточности целесообразно исполь­зовать дофамин в небольшой (почечной) дозе. При септическом шоке, к сожалению, неэффективны кортикостероиды, налоксон, опсонины (фибронек-тин), а также моноклональные антитела, направ­ленные против липополисахаридов.

ТАБЛИЦА 50-18. Действие инотропных препаратов при септическом шоке

Препарат

АД

Сердечный выброс

Доставка кислорода

Дофамин

↑↑

Добутамин

О или ↑

↑↑

↑↑

Норадреналин

↑↑

о

о

Адреналин

↑↑↑

↑↑↑

↑↑↑

Кровотечения из ЖКТ

Острое кровотечение из ЖКТ является распро­страненной причиной перевода в отделение интен­сивной терапии. С повышенной летальностью со­пряжены возраст старше 60 лет, артериальная ги­потония, выраженная кровопотеря (требующая переливания более 5 доз эритроцитарной массы), рецидив кровотечения через 72 ч. Необходимо одно­временно быстро оценить и стабилизовать состоя­ние больного. Следует попытаться отдифференци-ровать кровотечение из верхних и нижних отделов ЖКТ, хотя это и не влияет на тактику инфузионной терапии. Haematemesis (рвота ярко-алой кровью) указывает, что источник кровотечения расположен проксимальнее связки Трейтца. При мелене (melaena, дегтеобразный стул) источник кровотече­ния обычно находится проксимальнее слепой киш­ки. Haematochesia (выделение ярко-алой крови с калом) указывает на очень интенсивное кровоте­чение из верхних отделов ЖКТ, или, чаще, на кро­вотечение из нижних отделов ЖКТ. В первом слу­чае обычно отмечается выраженная артериальная гипотония. Если кал имеет насыщенный красно-ко­ричневый цвет, то источник кровотечения распола­гается между дистальным отделом тонкой кишки и восходящей ободочной кишкой.

Следует установить не менее 2-х в/в катетеров большого диаметра (14-16G) и отправить кровь в лабораторию для исследования (гематокрит, ге­моглобин, число тромбоцитов, протромбиновое время и частичное тромбопластиновое время). Оп­ределяют группу крови и резус фактор, после чего определяют индивидуальную совместимость не ме­нее чем с 4-6 дозами эритроцитарной массы. Оцен­ка состояния и инфузионно-трансфузионная тера­пия обсуждаются в главе 29. Измеряют гематокрит в динамике, хотя он может отражать кровопотерю не вполне точно. Очень информативен инвазивный мониторинг АД. Катетеризация центральной вены облегчает инфузионную терапию и позволяет про­водить мониторинг ЦВД. Установка назогастраль-ного зонда помогает идентифицировать источник кровотечения: если по зонду поступает ярко-алая кровь или «кофейная гуща», то источник находится в верхних отделах ЖКТ; отметим, что невозмож­ность аспирации крови по зонду не позволяет ис­ключить кровотечение из верхних отделов ЖКТ.

Кровотечение из верхних отделов ЖКТ

Промывание желудка через назогастральный зонд позволяет оценить интенсивность кровотече­ния и облегчает эзофагогастродуоденоскопию (ЭГДС). С помощью эндоскопа можно выявить ис­точник кровотечения. Если интенсивное кровоте­чение не позволяет визуализовать источник кровотечения с помощью ЭГДС, то показана ангио­графия. С помощью ЭГДС и ангиографии можно не только выявить источник кровотечения, но и оста­новить его. Наиболее распространенные причины кровотечения из верхних отделов ЖКТ (в порядке снижения частоты): язва 12-перстной кишки, язва желудка, эрозивный гастрит и варикозно расши­ренные вены пищевода. Причиной эрозивного гаст­рита может быть стресс, злоупотребление алкоголем, а также прием аспирина, НПВС и, возможно, корти-костероидов. Менее распространенные причины кро­вотечения: ангиодисплазия, эрозивный эзофагит, синдром Мэллори-Вейса, опухоль желудка, аорто-кишечный свищ.

Кровотечение из пептических язв желудка и 12-перстной кишки можно остановить диатермо-коагуляцией через эндоскоп. Хирургическое вмеша­тельство показано при большой кровопотере (тре­бующей переливания более 5 доз эритроцитарной массы) и рецидивах кровотечения. H2 блокаторы не позволяют остановить кровотечение, но уменьша­ют риск его рецидива. Катетеризация кровоточаще­го сосуда позволяет провести селективную инфу­зию вазопрессина (0,15-0,20 МЕ/мин) или эмбо-лизацию.

Наиболее эффективным методом лечения эро­зивного гастрита является профилактика. Одина­ково эффективны Н2-блокаторы, антациды и су-кральфат. При начавшемся кровотечении специ­альных методов лечения не разработано.

Кровотечение из варикозно расширенных вен пищевода можно остановить путем эндоскопиче­ской склеротерапии. Инфузия вазопрессина (0,3-0,8 МЕ/мин в/в) менее эффективна; сочетан-ная инфузия нитроглицерина способствует сниже­нию давления в системе воротной вены и уменьша­ет риск сердечно-сосудистых осложнений. Пропра-нолол в/в также снижает давление в системе воротной вены и уменьшает интенсивность крово­течения из варикозно расширенных вен. В качестве дополнительного метода лечения применяют бал­лонную тампонаду (с помощью зондов Сенгстэйке-на-Блэйкмора, Миннесотского, Линтона); во избе­жание аспирации перед установкой зонда следует интубировать трахею.

Кровотечение из нижних отделов ЖКТ

Наиболее частые причины кровотечения из нижних отделов ЖКТ: дивертикулит, ангиодис­плазия, опухоли, неспецифический язвенный ко­лит, ишемический колит, инфекционный колит и заболевания аноректальной области (геморрой, трещины или свищи). Ректальное исследование, ано- и сигмоскопия позволяют диагностировать за­болевания наиболее дистального отдела ЖКТ. Ko-лоноскопия позволяет установить причину крово­течения, а в ряде случаев — и провести лечение. Если колоноскопия невозможна из-за неадекват­ной подготовки кишечника, то для выявления ис­точника кровотечения выполняют сцинтиграфию с эритроцитами, мечеными технецием-99.

При колоноскопии часто удается коагулировать источник кровотечения. Если колоноскопия невоз­можна по техническим причинам или из-за высо­кой интенсивности кровотечения, то выполняют ангиографию, катетеризируют кровоточащий со­суд и проводят инфузию вазопрессина. Хирургиче­ское лечение показано при тяжелых и рецидиви­рующих кровотечениях.

Искусственное питание

Невозможно переоценить важность адекватно­го питания у больных, находящихся в критическом состоянии. Истощение вызывает дисфункцию мно­гих органов (таблица 50-19), нарушает процесс за­живления ран, угнетает иммунитет, повышает ле­тальность и частоту периоперационных осложне­ний. Адекватное искусственное питание устраняет нарушения, обусловленные истощением.

Общие сведения

Для поддержания нормального веса, состава, структуры и функции организма необходимо пе­риодически потреблять воду, питательные вещест­ва и источники энергии. Питательные вещества, ко­торые не могут синтезироваться в организме из других веществ, называют «незаменимыми. Для об­разования в организме тысяч различных соедине­ний требуется лишь небольшое количество незаме­нимых питательных веществ. Незаменимые пита­тельные вещества включают 8-10 аминокислот, 2 жирные кислоты, 13 витаминов и приблизительно 16 минералов (таблица 50-20).

Энергию организм получает из эндогенных или потребляемых с пищей углеводов, жиров и белков. В ходе их метаболизма образуется АТФ, необходи­мая для функционирования клетки. Большая часть энергии образуется при расщеплении потребляе­мых с пищей жиров и углеводов. Из аминокислот, образующихся при расщеплении белков в ЖКТ, синтезируются белки. Вместе с тем, если поступле­ние аминокислот превышает потребность, то они могут использоваться в качестве энергетического материала. Пути метаболизма углеводов, жиров и аминокислот частично совпадают, так что на не­которых этапах могут наблюдаться взаимопревра­щения (рис. 34-3). Так, аминокислоты могут пре­вращаться в предшественники углеводов и жирных кислот. Избыток углеводов откладывается в виде гликогена в печени и скелетных мышцах. При насы­щении депо гликогена (200-400 г у взрослых) угле­воды превращаются в жирные кислоты, отклады­вающиеся в виде триглицеридов преимущественно в жировых клетках.

Энергетические потребности

Общие энергетические потребности колеблют­ся в широких пределах и зависят от основного обме­на (ОО), степени физической активности, а также энергии, необходимой для переваривания пищи. OO принято измерять утром, непосредственно по­сле пробуждения, не менее чем через 12 ч после по­следнего приема пищи, в условиях нормотермии. Для определения потребностей организма в энер­гии пользуются уравнениями Гарриса-Бенедикта. OO выражают в ккал, вес — в килограммах, рост — в сантиметрах, возраст — в годах:

ТАБЛИЦА 50-19. Влияние истощения на организм

Органы

Эффект

Система дыхания

Снижение сократительной способно­сти диафрагмы

Нарушение центральной регуляции дыхания: снижение реакции на гипок­сию и CO2

Сердце

Снижение сократимости

Снижение реакции на инотропные препараты

Дилатация желудочков

Почки

Снижение СКФ Нарушение экскреции натрия

Печень

Изменение метаболизма углево­дов, белков и жиров

Угнетение синтеза белков

Угнетение метаболизма лекарствен­ных препаратов

Нарушение экскреции билирубина

Кровь

Анемия Коагулопатия

Иммунитет

Угнетение функции Т-лимфоцитов Нарушения хемотаксиса и фагоцитоза

ТАБЛИЦА 50-20. Потребность в питательных веще­ствах при парентеральном питании

Суточная потреб­ность (у взрослых)

Вода

30 мл/кг

Энергетические потребности

20-40 ккал/кг

Белки1

0,75-2 г/кг

Жиры2

1-2 г/кг

Глюкоза

2-3 г/кг

Электролиты

Натрий

1-2г

Калий

2-4 г

Кальций

400мг

Магний

300мг

Хлориды

Фосфаты

400 мг

Витамины

А

3300-10000 ME

B1 (тиамин)

3-10 мг

B2 (рибофлавин)

3,6-10 мг

B3 (ниацин)

40-200 мг

B5 (пантотеновая кислота)

15-100 мг

b6 (пиридоксин)

4-20 мг

B7 (биотин)

60 мкг

B9 (фолиевая кислота

0,4-2 мг

В12(кобаламин)

5-20 мкг

С

0,1-1 г

D

400 ME

E

15-400 ME

К

0,2-1 мг

Микроэлементы

Медь

0,1-1,5 мг

Цинк

3-12 мг

Селен

0,05-0,1 мг

Хром

0,015мг

Железо

1-2 мг

Марганец

2-5 мг

Йод

0,15мг

Молибден

0,01-0,5 мг

1 Незаменимые аминокислоты: изолейцин, лейцин, лизин, метионин, фенилаланин, треонин, триптофан, валин и, возможно, аргинин и гистидин.

2 Незаменимые жирные кислоты: линолевая и линоленовая кислоты.

Мужчины:

OO = 66 + (13,7 х вес) + (5 х рост) — (6,8 х воз­раст)

Женщины:

OO = 655 + (9,6 х вес) + (1,8 х рост) — (4,7 х возраст)

OO увеличивается при гипертермии (на 13% на каждый 0C) и при стрессе (см. ниже).

Органоспецифичность потребления энергетических субстратов

Между органами существуют различия, касаю­щиеся способности запасать гликоген и триглицери-ды, ферментативных метаболических путей и меха­низмов трансмембранного транспорта. В результате этого нейроны, эритроциты и медуллярные нефро-ны для обеспечения энергетических потребностей в норме потребляют только глюкозу, в то время как печень, сердце, скелетные мышцы и корковые неф-роны — в основном жирные кислоты.

Голодание

Физиологические процессы при голодания на­правлены на сохранение содержания белка в жиз­ненно-важных тканях. По мере того, как в ходе го­лодания уменьшается уровень глюкозы в крови, секреция инсулина снижается, а глюкагона, наобо­рот, увеличивается. Интенсифицируется гликоге-нолиз и глюконеогенез в печени и, в меньшей степе­ни, в почках (глава 34). Так как депо гликогена исто­щаются в течение 24 ч, глюконеогенез приобретает очень важное значение. Для синтеза глюкозы в пе­чени используются главным образом дезаминиро-ванные аминокислоты (аланин и глутамин). Чтобы сохранить белки тканей, в качестве источника энер­гии глюкозу (синтезируемую из аминокислот) ис­пользуют только нейроны, эритроциты и медул­лярные нефроны. Интенсифицируется липолиз в жировой ткани, так что жиры становятся основ­ным источником энергии. Глицерин, образующийся в результате метаболизма триглицеридов, встраи­вается в гликолиз, тогда как жирные кислоты рас­щепляются до ацетил-КоА. При избытке аце-тил-КоА образуются кетоновые тела (кетоз). Из не­которых жирных кислот может синтезироваться глюкоза. Лактат в печени превращается в глюкозу и метаболизируется до гидроксильного иона (с тем чтобы нейтрализовать кислоту). При продолжаю­щемся голодании мозг, почки и мышцы в качестве источника энергии начинают использовать кетоно­вые тела. Применение глюкозы во время голодания предупреждает (или уменьшает) распад белков и образование кетоновых тел.

Питание больных, находящихся в критическом состоянии

Для больных, находящихся в критическом со­стоянии, характерно голодание, повреждение тка­ней и нейроэндокринная реакция на стресс. В ответ на стресс увеличивается секреция катехоламинов, кортизола, глюкагона, тироксина, ангиотензина, альдостерона, гормона роста, АКТГ, АДГ и ТТГ. При сепсисе часто снижается уровень T3. Секреция инсу­лина снижается (по крайней мере вначале), но впо­следствии может повышаться вследствие увеличе­ния уровня гормона роста.

Гликогенолиз усиливается под воздействием катехоламинов, глюкагона и гормона роста, тогда как глюконеогенез индуцируется глюкагоном, и, возможно, кортизолом. Возникает гипергликемия, отражающая увеличение выработки глюкозы в пе­чени и снижение ее утилизации периферическими тканями. Более того, снижается толерантность к глюкозной нагрузке, что можно объяснить уменьшением секреции инсулина и возникнове­нием периферической резистентности к нему. Оба эффекта обусловлены, вероятно, повышенной сек­рецией адреналина. Повышенная секреция адрена­лина, кроме того, стимулирует липолиз. Повышен как синтез, так и распад белка, но последний про­цесс преобладает, что приводит к потерям тканевых белков. Сепсис нарушает способность мышечной ткани утилизировать жиры и углеводы, что усугуб­ляет распад белков. Повышается потребность в аминокислотах с разветвленными радикалами, которые могут утилизироваться непосредственно в тканях (другие аминокислоты вначале должны подвергнуться дезаминированию в печени). Сни­жен уровень циркулирующего глутамина. Глута-мин является важным промежуточным звеном в различных путях метаболизма. Кроме того, быст­ро пролиферирующие клетки (например, лимфо­циты) используют глутамин в качестве источника энергии.

В отличие от простого голодания, в критическом состоянии применение глюкозы не предотвращает распад белков. Только питание, содержащее адек­ватное количество белка и источников энергии, по­зволяет снизить катаболизм белка.

Оценка питательного статуса

Правильная оценка питательного статуса играет ключевую роль при проведении искусственного питания у больных, находящихся в критическом состоянии. Для этих целей обычно используют ан­тропометрические методы, кожные пробы на ги­перчувствительность замедленного типа, измерение уровня сывороточных белков, синтезируемых печенью, а также измерение уровня лимфоцитов в крови. Признаки истощения: вес, составляющий менее 80% от нормы или потеря более 10% веса в предшествующие 6 мес; уровень альбумина плаз­мы < 30 г/л или уровень трансферрина плазмы < 1,5 г/л; кожная анергия при постановке реакции с известным антигеном; низкий уровень лимфоци­тов в крови (< 1200/мм3).

Сравнение реального веса с должным и толщина кожной складки над трехглавой мышцей плеча ха­рактеризуют запасы жира в организме. Длина ок­ружности средней трети плеча и отношение почеч­ной экскреции креатинина к росту отражает содер­жание мышечных белков. Уровень сывороточного альбумина и трансферрина отражает интенсив­ность синтеза белка.

Расчет энергетических потребностей

Для определения энергетических потребностей вначале по формуле Гарриса-Бенедикта расчиты­вают OO (энергетические потребности в состоянии покоя; см. выше). Полученный результат умножают на стрессорный фактор, величина которого зависит от степени повреждения тканей и тяжести заболева­ния. Для заболевания умеренной тяжести стрес­сорный фактор составляет 1-1,25, для среднетя-желого — 1,25-1,5; для тяжелого — 1,5-1,75. Для большинства больных, находящихся в критическом состоянии, энергетические потребности составля­ют 30-40 ккал/кг веса/сут.

Расчет потребления энергии

Потребление энергетики можно рассчитать мето­дом непрямой калориметрии. Эта методика основа­на на измерении потребления кислорода (VO2 и об­разования углекислого газа (VCO2):

Потребление энергии = (3,94 х VO2) + (1,11 х VCO2)

При глюконеогенезе и липогенезе эта формула не вполне корректна.

По дыхательному коэффициенту VO2/VCO2 можно установить, каким образом вырабатывается энергия. Если дыхательный коэффициент равен 1, то утилизируются углеводы, 0,7 — жиры, > 1 — пре­обладает липогенез.

Расчет потребности в белке

В отсутствие стресса потребность в белке со­ставляет 0,5 г/кг/сут, у больных в критическом со­стоянии — 0,75-1,5 г/кг/сут. Для большинства больных подходит рацион, в котором на каждые 150-180 небелковых килокалорий приходится 1 г белкового азота; оптимальным является отноше­ние 180 : 1 (1 г азота содержится в 6,25 г белка).

Энтеральное питание

Энтеральное питание — предпочтительный спо­соб искусственного питания для больных, у которых сохранена функция ЖКТ. Энтеральное питание мо­жет быть полным или дополнительным. Энтеральное питание проще, дешевле и сопряжено с меньшим рис­ком осложнений, чем парентеральное. Энтеральное питание позволяет лучше сохранить структуру и функцию ЖКТ, нежели парентеральное, особенно при использовании смесей, обогащенных глутами-ном. Рано начатое Энтеральное питание подавляет ги-перкатаболическую реакцию на повреждение и повы­шает устойчивость к инфекции.

Питательную смесь вводят в виде непрерывной инфузии через тонкий назагстральный или назо-дуоденальный зонд, гастро- или еюностому. На­чальная скорость введения смеси составляет 25 мл/ч, в течение нескольких дней ее постепенно увеличивают до необходимой. Большинство гото­вых смесей содержат белки, жиры и углеводы. Су­ществует много прописей этих смесей, их различают по содержанию лактозы, жиров, а также по осмо-ляльности. Элементные смеси содержат ди- и три-пептиды, олигосахариды, триглицериды со средне-цепочечными жирными кислотами. Их применяют при синдроме короткой кишечной петли, свищах ЖКТ и неспецифическом язенном колите; они лег­ко усваиваются. Триглицериды со среднецепочеч-ными жирными кислотами состоят из 8-10-карбо-новых жирных кислот; для их всасывания не требу­ется желчи и ферментов поджелудочной железы. Триглицериды со среднецепочечными жирными кислотами показаны при недостаточности подже­лудочной железы и холестазе.

Наиболее распространенным осложнением эн-терального питания является понос, который обыч­но обусловлен гиперосмоляльностью смеси или не­переносимостью лактозы. Применение назодуоде-нальных зондов и еюностом снижает риск регургитации и аспирации. Прогрессирующее взду­тие живота и большой остаточный объем смеси в желудке указывают на илеус и требуют немедлен­ного прекращения энтералъного питания,

Парентеральное питание

Полное парентеральное питание (ППП) позво­ляет обеспечить потребность в питательных веще­ствах в случае, если ЖКТ использовать для этого невозможно. Для парентерального питания приме­няют смесь гиперосмолярных растворов аминокис­лот и глюкозы. Ввиду гиперосмолярности эти растворы следует переливать в центральные вены. В смесь для парентерального питания добавляют электролиты, микроэлементы и поливитамины (таблица 50-20). В смесях для парентерального пи­тания глюкоза находится в форме моногидрата, по­этому ее калорийность составляет 3,4 ккал/г (в то время как калорийность порошка глюкозы — 4 ккал/г). Жиры вводят в виде жировой эмульсии, отдельно или в смеси с глюкозо-аминокислотным раствором. Жировые эмульсии изготавливают из соевых бобов или масла семян сафлоры. Если жи­ровую эмульсию назначают реже раза в неделю, то может возникуть дефицит незаменимых жирных кислот, проявляющийся дерматитом, алопецией, гепатомегалией (жировая дистрофия печени) и на­рушениями иммунитета.

Аминокислоты обеспечивают потребность в белке. Их дозу расчитывают, исходя из потребно­сти в белке (см. выше). В качестве источника энер­гии применяют растворы глюкозы и жировые эмульсии (см. выше). Потребности в энергии следу­ет на 30-40% обеспечивать за счет жиров. Если этого не происходит и вводят слишком большое ко­личество глюкозы, то увеличивается риск гиперг­ликемии и вырабатывается чрезмерное количество CO2. Последнее часто создает трудности при пере­воде больных со сниженным легочным резервом с ИВЛ на самостоятельное дыхание.

Осложнения при ППП сопряжены с централь­ным венозным катетером или метаболическими на­рушениями (таблица 50-21). Перегрузка глюкозой приводит к увеличению энергетических потребно­стей и повышенной выработке CO2; дыхательный коэффициент в результате липогенеза может превы­сить 1. Длительное или чрезмерное применение жи­ровых эмульсий может вызвать преходящую холе-статическую желтуху. Умеренное повышение уров­ня сывороточных трансаминаз и щелочной фосфатазы может быть проявлением жировой ин­фильтрации печени, обусловленной введением из­быточного количества глюкозы или жиров, или же нарушением баланса аминокислот.

При выраженной дисфункции печени и почек ППП необходимо модифицировать. При печеноч­ной недостаточности для профилактики энцефало-патии следует снизить количество вводимых ами­нокислот (глава 34). У этих больных изменяется уровень сывороточных аминокислот: уровень фе-нилаланина и метионина увеличивается, а амино­кислот с разветвленным радикалом (лейцина, изо-лейцина и валина), наоборот, снижается. Поэтому

ТАБЛИЦА 50-21. Осложнения полного паренте­рального питания

Осложнения, сопряженные с внутривенным катетером

Пневмоторакс

Гемоторакс

Хилоторакс

Гидроторакс

Воздушная эмболия

Тампонада сердца

Тромбоз

Тромбоз подключичной вены

Тромбоз полой вены

Тромбоэмболия легочной артерии

Сепсис, сопряженный с внутривенным катетером

Метаболические осложнения

Азотемия

Дисфункция печени

Холестаз

Гипергликемия

Гиперосмолярная кома

Диабетический кетоацидоз

Повышенная выработка С02

Гипогликемия (в результате перерывов инфузии)

Метаболический ацидоз или алкалоз

Гипернатриемия

Гиперкалиемия

Гипокалиемия

Гипокальциемия

Гипофосфатемия

Гиперлипидемия

Панкреатит

Синдром жировой эмболии

Анемия

Железодефицитная

Фолиеводефицитная

В12-дефицитная

Сопряженная с дефиитом меди (?)

Дефицит витамина D

Дефицит витамина К

Дефицит незаменимых жирных кислот

Гипервитаминоз А

Гипервитаминоз D

при печеночной недостаточности применяют сме­си, где содержание аминокислот с разветвленными радикалами повышено, а ароматических, наоборот, снижено.

При почечной недостаточности тоже уменьшают содержание азота (т. е. аминокислот) в питательной смеси. Перегрузка азотом усугубляет симптомы уре­мии (глава 32). При почечной недостаточности при­меняют смеси с повышенным содержанием незаме­нимых аминокислот. Кроме того, следует контроли­ровать общий объем питательной смеси и содержание калия в ней. Эффективное ППП при почечной недостаточности обычно требуется соче­тать с диализом.

Мониторинг при ППП

ППП следует проводить в условиях тщательного метаболического мониторинга. Наиболее распро­страненным осложнением является гипергликемия. Чтобы снизить выраженность гипергликемии и дать время для усиления секреции эндогенного инсули­на, скорость инфузии растворов глюкозы следует повышать постепенно. При сахарном диабете ППП необходимо сочетать с введением инсулина. Резкое прекращение ППП может спровоцировать гипогли­кемию, поскольку уровень циркулирующего эндоген­ного инсулина высок; в этих случаях назначают ин­фузию 10% раствора глюкозы, постепенно умень­шая ее скорость. Уровень сывороточной глюкозы следует измерять каждые 2-4 ч, пока он не стабили­зируется. Ряд параметров (сывороточные электро­литы, AMK, креатинин) измеряют ежедневно. Уро­вень сывороточного кальция, фосфатов, магния и биохимические показатели функции печени (включая уровень сывороточного альбумина) оп­ределяют еженедельно. Периодически проводят общий анализ крови, включая лейкоцитарную фор­мулу. Клиренс липидов проверяют, измеряя уро­вень сывороточных триглицеридов через 6 ч после прекращения инфузии питательной смеси (к этому времени он должен быть нормальным). Для опреде­ления эффективности искусственного питания ин­формативно определение суточного баланса азота:

Баланс азота = поступление азота — потери азота

Потери азота = [азот мочевины мочи (г/л) х 1,2 х суточный диурез] + 2 г

2 г в вышеприведенном уравнении отражают по­тери азота с поверхности кожи и через ЖКТ с ка­лом. Азот мочевины составляет 80% от общего со­держания азота в моче, поэтому применяется коэф­фициент 1,2. В идеале ППП должно обеспечивать положительный баланс азота.

Анестезия у больных, находящихся на ППП

Больные, которым проводят ППП, часто нужда­ются в операции. ППП сопряжено с высоким риском осложнений (таблица 50-22), поэтому предопераци­онное обследование должно быть тщательным. Ме­таболические аномалии следует устранить до опера­ции. Часто остается невыявленной гипофосфате-мия, которая может быть причиной мышечной слабости и дыхательной недостаточности в после­операционном периоде (глава 28).

Если в периоперационном периоде прекращают ППП или уменьшают скорость инфузии, то может развиться гипогликемия. Чтобы ее своевременно выявить, в ходе анестезии нужно часто измерять уровень глюкозы в сыворотке. С другой стороны, если в ходе операции ППП продолжают в прежнем режиме, то может развиться выраженная гипергли­кемия, сопряженная с риском гиперосмолярной не­кетоновой комы или кетоацидоза (у больных с са­харным диабетом). Нейроэндокринная реакция на хирургический стресс снижает толерантность к глюкозе. Одни врачи во время операции снижают скорость инфузии питательной смеси, другие заме­щают питательную смесь 10% раствором глюкозы. Существует три варианта: инфузию питательной смеси продолжают в прежнем режиме; скорость ин­фузии питательной смеси снижают; вместо пита­тельной смеси вводят 10% раствор глюкозы. В лю­бом случае инфузию раствора глюкозы и введение инсулина следует проводить под контролем уровня глюкозы в плазме. Уровень глюкозы в плазме в ходе операции должен составлять 5-10 ммоль/л. Кате­тер, через который вводят питательную смесь, нельзя использовать для введения других препаратов и рас­творов; в противном случае возрастает риск сепсиса. Для введения анестетиков, переливания инфузион-ных растворов и препаратов крови следует использо­вать другой венозный доступ.

Парентеральное питание через периферическую вену

При добавлении 3-4% раствора аминокислот в 5-10% раствор глюкозы получившаяся смесь ги-пертонична, но может быть введена через перифе­рическую вену без раздражения ее стенок. Одновре­менная инфузия через тот же катетер 1% жировой эмульсии еще больше снижает концентрацию вво­димой смеси и является дополнительным источни­ком энергии. Через периферическую вену нельзя вво­дить слишком большой объем питательной смеси, так что калорийность искусственного питания не может превысить 1500-1800 ккал/сут.

Случай из практики: молодая женщина с угнетением сознания

Женщина 23 лет поступила в больницу с угнете­нием сознания и брадипноэ (частота дыхания 7/мин). АД 90/60 мм рт. cm, ЧСС 90 уд/мин. Ее об­наружили дома в постели, рядом лежали пустые упаковки из-под диазепама, флуоксетина и ацета-минофена с кодеином.

Как диагностировать передозировку лекарственными препаратами?

Заподозрить передозировку лекарственными препаратами можно на основании анамнеза, обста­новки, в которой был обнаружен больной, а также свидетельства очевидцев. Клиническая картина бывает очень разнообразной и обычно не помогает в диагностике. Для выявления препарата, послу­жившего причиной передозировки, необходимо ла­бораторное исследование биологических жидко­стей — крови, мочи, содержимого желудка и т. д. Чтобы получить результаты исследования, обычно требуется некоторое время. Чаще всего передози­ровка лекарственных препаратов носит преднаме­ренный характер и происходит у молодых людей, на­ходящихся в состоянии депрессии. Обычно с этой целью принимают внутрь несколько лекарственных препаратов, чаще всего бензодиазепины, антиде­прессанты, аспирин, ацетаминофен и алкоголь.

Непреднамеренная передозировка относитель­но часто возникает у лиц, применяющих наркоти­ческие препараты внутривенно. Наиболее распро­страненные наркотические препараты: опиоиды, стимуляторы (кокаин, амфетамины), галлюцино­гены (фенциклидин). Маленькие дети по недос­мотру могут выпивать применяемые в домашнем хозяйстве (например, для очистки труб) едкие ще­лочи, а также кислоты и углеводороды (нефтепро­дукты). Взрослые в ходе сельскохозяйственных ра­бот могут отравиться фосфорорганическими со­единениями (паратион и малатион). Значительно реже передозировка и отравление представляет со­бой попытку убийства.

Что следует предпринять?

Принципы лечения на первом этапе одинаковы независимо от характера отравления. Необходимо обеспечить проходимость дыхательных путей, аде­кватную вентиляцию и оксигенацию. Следует на­ладить ингаляцию 100% кислорода (если только это по какой-либо причине не противопоказано).

При гиповентиляции и угнетения дыхательных рефлексов необходимо интубировать трахею и на­чать ИВЛ. Многие врачи при угнетении сознании и коме еще до постановки диагноза в обязательном порядке вводят в/в налоксон (до 2 мг), 50% раствор глюкозы (50 мл) и тиамин (100 мг), чтобы исклю­чить соотвественно передозировку опиоидов, гипог­ликемию и синдром Корсакова-Вернике. Если мож­но быстро измерить концентрацию глюкозы в крови, взятой из пальца (с помощью полоски), то при нор-могликемии глюкозу можно не вводить. В обсуждае­мом случае необходимо интубировать трахею до вве­дения налоксона, потому что угнетение дыхания обу­словлено не только кодеином, но и диазепамом.

В токсикологическую лабораторию следует от­править пробы крови, мочи и желудочного содер­жимого. Выполняют также общий и биохимиче­ский анализ крови (включая биохимические пока­затели функции печени). Пробу мочи берут через мочевой катетер, желудочного содержимого — че­рез назогастральный зонд; этот зонд во избежание аспирации устанавливают после интубации трахеи. При сохраненном сознании в лабораторию можно отправить рвотные массы.

Для коррекции артериальной гипотонии приме­няют инфузионные растворы (в отсутствие отека легких), иногда могут потребоваться инотропные препараты. В результате гипоксии, воздействия ле­карственных препаратов (например, трицикличе-ских антидепрессантов) или токсинов могут воз­никнуть судороги. В обсуждаемом случае развитие судорог маловероятно, поскольку больная приняла диазепам, обладающий противосудорожным дейст­вием.

Показан ли флумазенил?

Противопоказания к применению флумазенила включают сочетанную передозировку бензодиазе-пинами и антидепрессантами (ввиду проконвуль-сантного действия последних), а также эпилепсию в анамнезе. В этих случаях устранение противосудо-рожного действия бензодиазепина может спровоци­ровать судорожный припадок. Более того, период полувыведения флумазенила короче, чем у бензо-диазепинов (аналогично ситуации с налоксоном и опиоидами). Таким образом, в большинстве слу­чаев целесообразно проводить ИВЛ до прекраще­ния действия бензодиазепина, восстановления соз­нания и адекватного самостоятельного дыхания.

Показаны ли какие-нибудь другие антидоты?

Поскольку больная приняла неизвестное коли­чество ацетаминофена (парацетамола), то показано

применение его антагониста — ацетилцистеина. Токсическое действие ацетаминофена обусловлено истощением запасов глютатиона в печени, что при­водит к накоплению в ней токсических продуктов обмена. Токсическое повреждение печени развива­ется при приеме ацетаминофена внутрь в дозе более 140 мг/кг. Ацетилцистеин предупреждает повреж­дение печени, действуя как донор сульфгидриль-ных группы и восстанавливая уровень глютатиона в печени. Если высока вероятность интоксикации ацетаминофеном, то еще до определения уровня ацетаминофена в плазме следует назначить ацетил-цистеин (140 мг/кг внутрь или через назогастраль­ный зонд). Повторные дозы ацетицистеина расчи­тывают в зависимости от уровня ацетаминофена в плазме.

Какие меры позволяют снизить токсичность лекарственных препаратов?

Токсичность можно снизить, уменьшив абсорб­цию или усилив элиминацию лекарственного пре­парата. Абсорбцию в ЖКТ можно уменьшить эва­куацией желудочного содержимого и приемом ак­тивированного угля. Оба метода эффективны в течение 12ч после приема препарата. Если уста­новлена интубационная трубка, то во избежание ас­пирации промывать желудок надо с особой осто­рожностью. Если сознание сохранено, то можно ин­дуцировать рвоту назначением внутрь сиропа ипекакуаны (30 мл взрослым, 15 мл детям). Промы­вание желудка и индукция искусственной рвоты противопоказаны при приеме внутрь едких ве­ществ и углеводородов из-за высокого риска аспи­рации и усугубления повреждения слизистой.

Активированный уголь назначают внутрь или через назогастральный зонд в дозе 1-2 г/кг, предва­рительно измельчив и растворив. В ЖКТ активиро­ванный уголь необратимо связывает большинство лекарственных средств и токсинов, а затем выводит­ся с калом. Активированный уголь может создать градиент концентрации между просветом кишки и кровью, способствуя эффективной элиминации ле­карственных препаратов и токсинов.

Какие методы могут ускорить элиминацию лекарственных препаратов?

Наиболее простой метод ускорения элиминации лекарственных препаратов — форсированный диу­рез. К сожалению, этот метод недостаточно эффек­тивен при отравлении препаратами, обладающими высоким сродством к белкам или большим объемом распределения. Для форсированного диуреза обыч­но применяют маннитол и фуросемид в сочетании с инфузией физиологического раствора. Одновременное применение щелочей (бикарбонат натрия) усиливает элиминацию препаратов, обладающих свойствами слабых кислот (салицилаты и барбиту­раты); подщелачивание мочи препятствует реаб-сорбции ионизированных форм этих препаратов в почечных канальцах. Гемодиализ не играет осо­бой роли в этой ситуации, его применяют при тяже­лой интоксикации, резистентной к интенсивной поддерживающей терапии.

Список литературы

Bone RC: Pulmonary and Critical Care Medicine.

Mosby,1993. Carlson RW, Geheb MA: Principles and Practice of

Medical Intensive Care. Saunders,1993. Chernow B: The Pharmacologic Approach to Crically

III Patients, 3 rd ed.Williams & Wilkins, 1993

CivettaJM, Taylor RW, Kirby RR: Critical Care, 2 nd

ed. Lippincott, 1993. Hoyt JW, Tonnesen AS, Alien SJ: Critical Care

Practice. Saunders, 1991. Kirby RR, Banner MJ, Downs JB: Clinical Application

of Ventilatory Support. Churchill Livingstone,

1990. Parillo JE, Bone RC: Critical Care Medicine. Mosby,

1994. Perel A,Stock MC: Handbook of Mechanical

Ventilatory Support. Williams & Wilkins, 1992. Shoemaker W et al: Textbook of Critical Care,3 rd ed.

Saunders ,1995. Tobin MJ: Principles and Practice of Mechanical

Ventilation. McGraw-Hill,1994. Zaloga GP: Nutrition in Critical Care. Mosby, 1993.



Источник: studfile.net


Добавить комментарий