Макиавелли н государь макиавелли н м аст люкс 2005

Макиавелли н государь макиавелли н м аст люкс 2005

Трактат «Государь» вышел в свет уже после смерти автора, хотя написан был еще в 1513 г., когда отстранённый от недавней политической жизни Макиавелли активно переосмысливал ее. Вся книга состоит из введения и двадцати шести глав. Прежде всего, Макиавелли коснулся вопроса получения, а точнее захвата государственной власти. Далее он постарался проанализировать исторический опыт на примере завоеваний Александра Македонского. Пытаясь охарактеризовать сущность государства, он изложил своё видение о роли граждан в государстве и критериях силы той или иной власти. Несколько глав было посвящено роли Церкви и войска в государстве, которое он считал очень важным оплотом любого правителя. В конце концов, он подошёл к самому волнующему его вопросу — личности правителя — «государя» (в некоторых переводах «князя»), чему уделил большую часть произведения — семь глав. Развивая эту ключевую идею, он также присовокупил требования к советникам «государя», и проанализировал новейшую историю своей родины Италии, призывая сделать ее независимым и мощным государством.

Итак, по мнению Макиавелли, идеальный правитель — это скупой, жестокий, вызывающий страх и уважение среди поданных, порой вероломный (не сдерживающий своего общения, если оно не соответствует «государственному интересу»), умный, храбрый, активный и решительный человек. Под скупостью Макиавелли понимал отказ от роскоши, чрезмерных трат, которые не только опустошали казну, но и развращали самого правителя, делая его изнеженной марионеткой своих прихотей. Сложно оценить жестокость с точки зрения позднего Средневековья и современности, но очевидно под жестокостью в «Государе» понималась бескомпромиссная борьба с политическими оппонентами, вплоть до полного физического истребления и поддержание атмосферы уважительного страха в обществе. Однако, подчёркивал автор «Государя», вызывая страх среди граждан, правителю не стоит вдаваться в крайности, чтобы не вызвать ненависти и презрения. Поэтому нельзя посягать на имущество и женщин граждан, ибо попранные имущественные и личные интересы чаще всего становятся причинами бунтов. Презрение же к «государю» может быть вызвано его нерешительностью, постоянным колебанием в государственных делах, что воспринимается как признаки политической слабости. Всякое решение правителя должно быть твёрдым, сам он должен был человек здравомыслящим, и выбирать для себя соответствующих советчиков, по которым о нем будут судить. Таким образом, Макиавелли отвергал законы христианской морали в политике, как и всякой другой морали. Он полагал, что там, где идет речь о власти, мораль — это лишь проявление слабости или уловка. О человеческих нравственных качествах он отзывался в данном трактате весьма цинично: «О людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива: пока ты делаешь им добро, они твои всей душой, обещают ничего для тебя не щадить — ни крови, ни жизни, ни детей, ни имущества, но когда у тебя явится в них нужда, они тотчас от тебя отвернутся».

Также Макиавелли писал «Люди всегда дурны, пока их не принудит к добру необходимость» («Государь», 2013. с. 82). Следовательно, категории добра и зла в произведении «Государь» предстают в совершенно новом свете. Добро или благо — это то, что служит построению сильного государства, а зло — это всякое противодействие данному процессу. Государство и его правитель становятся абсолютной ценностью человеческого общества: «Когда на чашу весов поставлена высшая ценность — единство государства, правитель не должен бояться прослыть жестоким. Можно казнить смутьянов столько, сколько нужно, потому что казни касаются судеб немногих, а беспорядок — бедствие для всех» («Государь», 2013. с. 295). Из этих цитат можно также понять, что Макиавелли считал массу людей неспособной обеспечить своё социальное благополучие без руководства разумного и жёсткого правителя, который бы поддерживал справедливое социально-экономическое равновесие и защищал свой народ от внешних посягательств. То есть историю творить личность, а не массы. А главными инструментами правителя должны стать законы и военная сила. Законы хороши в мирное время, но в период восстаний или войн, когда правитель может лишиться своей власти, он сам же может их нарушать и менять во имя всеобщего блага. Когда же действие закона и вовсе становится недостаточным — в ход идет грубая сила. При этом войско должно быть не наёмным, а собственным, национальным, преданным «государю».

Но подобное положение вещей и не исключает некоего демократизма: «Нельзя честно, не ущемляя других, удовлетворить притязания знати, но можно — требования народа, так как у народа более честная цель, чем у знати: знать желает угнетать народ, а народ не желает быть угнетённым» («Государь», 2013. с. 301). В мирное время представители разных классов могут быть сопричастными к управлению в республике. А идеальный правитель должен удовлетворить первостепенные нужды всех слоёв населения, при этом, будучи скорым на расправу, не спешить с вознаграждениями, ибо редкие поощрения больше ценятся и склоняют подчинённых к уважению. Всякий хороший глава государства не должен «почивать на лаврах», получив власть, но продолжать бороться за неё, бороться с самой судьбой, не оттягивать даже войну, если назрела такая необходимость. И его не должны смущать понятия «морали» и «честности». Всякое слово, данное «государем» принадлежит только ему и может быть им возвращено. А всякий способ захвата и удержания власти неплох, если «государь» по своим качествам соответствует требованиям идеального правителя. Отсюда крылатая фраза, приписываемая Макиавелли: «Цель оправдывает средства». И хот в тексте трактата она не встречается, но вполне могла бы служить эпиграфом к нему. Вот откуда произошёл термин макиавеллизм и противоречивая слава Макиавелли.

Макиавелли провёл чёткое разграничение между политикой, религией и этикой, что характерно и для современной политологии за исключением этических правил. Он опроверг господствовавшее в обществе утверждение Августина Блаженного о божественности власти. Всякая власть, считал он, результат лишь человеческих усилий. А политика — это набор средств удержания власти в интересах всего общества («государственных интересах»).

Это представление о приоритете общественных интересов над частными также надолго закрепилось в западной политической мысли. Политика — это не идеал, это реалии жизни, и большая заслуга трактата «Государь» да и вообще творчества Макиавелли лежит в новом критически-нейтральном отношении к политике, существующем в политологии как науке до сих пор. Сам же парадокс политических воззрений философа, что и вызывает споры вокруг его идей, заключается в том, что не отвергал нравственность, как таковую, но считал, что она стремится к возвышенному, а политика тяготеет к реальному, земному, а, значит, попытки их объединения лишь вредят обществу. Бессмысленно полагать, что правитель, политик будет абсолютно честен, что он всегда будет сдерживать своё слово и проявлять благородство, когда его власть окажется в опасности. Во многом эти смелые суждения очень перекликаются с современностью, ведь хотя в глобальной политике формально закреплены этические нормативы, на практике они каждый день нарушаются политиками и целыми государствами. Ярким примером тому может служить недавний скандал о тотальной слежке американских спецслужб за гражданами других государств вопреки декларациям официальной внешней политики США.

Поэтому считать Макиавелли коварным интриганом и приписывать ему политический аморализм несправедливо. Ведь под истинной моралью в политике мыслитель понимает исполнение общественного долга, в данном случае долга правителя. А вот избегание общественного долга и есть безнравственность. Поэтому соотношение политики и морали Макиавелли решает просто и бескомпромиссно: достижение политических целей любыми способами более морально, чем соблюдение моральных норм без достижения политической цели. Читая его трактат «Государь», мы, во-первых, должны принять во внимание условия и причины его написания. А, во-вторых, отбросив «крайности» той эпохи должны обратить внимание на рациональную составляющую его трудов. Ведь Макиавелли считал жестокость и игнорирование морали правителем не целью, а средством, целью же являлась не личная выгода правителя, а те самые «государственные интересы», общее благо народа. Как патриот, он хотел видеть Италию единой и сильной. Именно поэтому и создал образ идеального правителя с одной стороны как утопического персонажа, с другой стороны, составив своеобразный политической кодекс, набор рекомендаций для итальянских политиков. Мог ли он предположить, что кодекс этот войдёт в историю? Возникает и другой, более актуальной вопрос, насколько взгляды Макиавелли о государстве и личности государя, закрепленные в его трудах применимы для современности? Учёные расходятся во мнении. На наш взгляд частично, да, ибо позволяют глубже понять феномен власти и личности политиков. Так, в СССР, правительством игнорировалась рекомендация о не посягательстве на имущество граждан: запрет частной собственности вызвал ненависть к правящей власти с конечным распадом Союза. В то же время, и современная Россия, и США, укрепляют свою военную мощь. Примеров можно привести много. Главная проблема — это политики «хамелеоны». С точки зрения макиавеллизма они не так уж и плохи, но сейчас, как и в Италии VII в. трудно понять как же и чьи же интересы они отстаивают на самом деле?



Источник: studbooks.net


Добавить комментарий